Владимир Мединский: «Не будем стоять над душой у тех, кто добывает радий в современной культуре»

Владимир Мединский: «Не будем стоять над душой у тех, кто добывает радий в современной культуре»

ЕСТЬ ЛИ В ПЛАНАХ ПРАВИТЕЛЬСТВА НАЦПРОЕКТ «КУЛЬТУРА»?

– Есть, конечно. Только не в планах, а в повседневной работе. Сейчас Минкультуры заканчивает подготовку так называемого паспорта нац­проекта – сводного документа, который формулирует предметные задачи и прозрачные показатели их решения. Культура, конечно, сфера гуманитарная, но это не значит, что расходование больших бюджетных средств (а это более 100 млрд руб.) здесь должно описываться абстрактными поэтическими лозунгами.

Нацпроект «Культура» имеет три стратегических направления. «Культурная среда» – задача качественно нового уровня развития инфраструктуры. «Творческие люди» – новое качество условий развития творческого потенциала нации. И «Цифровая культура» – формирование современного информационного пространства в сфере культуры. По другой оси координат очевидные приоритеты: регионы, село, малые и средние города; дети; продвижение образцов классической культуры; поддержка гражданских инициатив; профессиональная подготовка и переподготовка кадров для отрасли.

ИДЕОЛОГИЯ – ЭТО ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?

– Плохо – это отсутствие идеологии. Это называется безразличие, беспринципность, нигилизм, конформизм. Я сейчас говорю не об идеологии как каком-то «единственно верном учении», а именно о гражданской позиции, мировоззрении, мотивации в работе, нравственных ценностях.

КАК ОН ОТНОСИТСЯ К ТОМУ, ЧТО МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ НАЗЫВАЮТ «МИНИСТЕРСТВОМ ИДЕОЛОГИИ»?

– К тому, как называют Министерство культуры, – никак не отношусь. У нас свободная страна: кто как хочет – тот так и называет. Наше дело – работать.

О РУССКИХ ГЕНИЯХ СОВРЕМЕННОСТИ

– Нет культуры прошлых веков и культуры современной отдель­но друг от друга. Это одна и та же культура. Гении прошлых веков в этом смысле – такие же наши современники. Они потому и гении, потому и классики, что задают культурные, нравственные координаты и для грядущих поколений.

Новые идеи, которые заражают и поражают мир, из этого корня и вырастают. И давайте мы с вами не будем сейчас за весь мир решать, какие идеи из современного российского искусства его заразят. Из великого разнообразия жанров, форм, идей мир сам себе что-то выберет. Чему учит нас классик русского авангарда начала ХХ века? «Поэзия – та же добыча радия. В грамм добыча, в год труды». Вот то-то. Не будем стоять над душой у тех, кто добывает радий в современной культуре.

ПОЧЕМУ ЗАТОРМОЗИЛОСЬ «ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ РОССИЙСКОГО КИНО»?

– Если судить чисто по бухгалтерии, то пока говорить о «торможении» несколько преждевременно. Показатели сейчас держатся на прошлогоднем уровне: касса – более 12 млрд руб., это 30 % от всех сборов, зрителей – 52 млн. Да, во многом это за счёт как раз рекорда «Движения вверх», ведь его прокат пришёлся на 2018 год. Но это показатели промежуточные. Вот закончится этот год – тогда и можно будет оперировать финальными цифрами.

Если по итогам года и не будет установлен новый кинорекорд – это, конечно, огорчительно для чиновничьей отчётности, но не говорит о кризисе отечественного кино. Кино ведь не бухгалтерия, а искусство, оно ищет новые жанры, новые темы – и успехи предыдущих лет показывают, что в конце концов результат будет.

О «ТРЕНЕРЕ» ДАНИЛЫ КОЗЛОВСКОГО, КОТОРЫЙ СОБРАЛ В ПРОКАТЕ 800 МЛН РУБЛЕЙ

– Считаю, что «Тренер» заслуживал большего – достойное кино. Возможно, просто не угадали с пиком футбольного ажиотажа: он у нас пришёлся не на весну, когда был прокат фильма, а на лето, на волне восхищения игрой нашей сборной на чемпионате мира. Но это так, частное мнение.

ПОЧЕМУ РОССИЙСКИЕ КАРТИНЫ СОБИРАЮТ В ПРОКАТЕ МЕНЬШЕ ГОЛЛИВУДСКИХ?

– Если говорить об общих проблемах российской киноотрасли, то, во-первых, многие наши фильмы недорекламированы. Во-вторых, у многих картин мало сеансов. А те же «Фантастические твари» получили 70% сеансов в течение дня! Третье: миллиардные сборы российского фильма – исключение, к сожалению, а не правило. А миллиардный сбор очередной серии про супергероев – в порядке вещей.

Как с этим бороться? Мы либо должны производить нечто подобное с учётом национальной специфики. И такие попытки есть – «СуперБобровы», например. Есть отличные мультфильмы, на которые можно ходить всей семьёй, – все эти богатыри, снежные королевы, как говорится, поймали фишку.

Другой выход – делать экстракачество. Понятно, что фильм «Движение вверх» лучше любой американской спортивной драмы. Фильм «Последний богатырь» – уникальное сочетание национального продукта, западного качества, хорошей рекламы. Но это – повторю – исключение из правил.

Поэтому мы будем ставить перед Фондом кино соответствующую задачу: снимать больше блокбастеров, значок Фонда кино должен стать знаком качества, ориентироваться на максимально широкую аудиторию. Лучше делать меньше детских фильмов, чем сейчас, но снимать их так, чтобы они могли конкурировать с Голливудом.

ПОЧЕМУ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ РЕЖИССЁРЫ НЕ ХОТЯТ ДЕЛАТЬ КИНО ПРО СОВРЕМЕННОСТЬ?

– Это как раз и есть очередной вызов для кинематографического сообщества. Обратите внимание: предыдущие рекорды были поставлены за счёт героико-исторической тематики – о Великой Отечественной, о советских победах в космосе и спорте. Эта тема очевидно востребована в обществе, она беспроигрышна, в ней по определению заложена шкала ценностей, которая полностью соответствует русской культурной идентичности. Эти победы уже случились, мы о них всё знаем, мы на этих победах и воспитаны.

Современность – это история, которая ещё не завершена. Она творится на наших глазах. Шкалу «хорошо – плохо» к ней приложить сложнее. Работники киноотрасли – такие же граждане, как и зрители, у каждого есть своё мнение о проблемах.

Убеждён: первый шаг, чтобы подступиться, как вы выражаетесь, к актуальной проблематике, – это знать и понимать её закономерности исторического развития, знать и понимать общество и его ценности. Ведь искусство – всего лишь творческое отражение, осмысление всего вот этого. Если знать и понимать, что происходит на самом деле, а не в своей френдленте фейсбука, если делать кино про своего реального современника, который и герой, и зритель одновременно, – тогда всё получится. Надеюсь, как раз успехи в жанре героико-исторического кино этот ключ к сердцу зрителя и подсказывают.