Дмитрий Ревякин: «Сегодня в музыке больше неестественности и просчитанности»

Дмитрий Ревякин: «Сегодня в музыке больше неестественности и просчитанности»

О ВОСТРЕБОВАННОСТИ

- Нельзя сказать, что мы забыты или не востребованы. Но у нас — то пусто, то густо. У «Калинова моста» есть свои преданные поклонники, пусть и немногочисленные, но в каждом городе. Больше всего их, конечно, в Москве, Питере и Новосибирске. Сейчас появился повод — 55-летие. И организаторы охотно приглашают нас. 27 февраля выступаем в Кремле, где я не был ни разу в жизни даже как зритель или как турист. Поэтому испытываю лёгкий трепет. И отношусь к этому так: Господь нас не оставит.

О САМОМ НЕПРОСТОМ ПЕРИОДЕ В ИСТОРИИ ГРУППЫ

- В начале 90-х, когда всё сломалось. Тогда мы сосали лапу конкретно. Я спасался только тем, что писал песни. Как мы тогда выжили — не понимаю? Наверно, за счёт своих жен. При этом умудрялись в это сложное время даже альбомы выпускать. «Пояс Ульчи» мы записывали в полуголодном состоянии. Знакомые музыканты (Сергей Воронов, Инна Желанная, Вадим Голутвин, Александр Чиненков, Сергей Мазаев. — Ред.) откликнулись на нашу просьбу, приходили в студию SNC Стаса Наминаи радостно нам помогали в работе над альбомом. Даже еду какую-то приносили, чтобы нас чуть-чуть подкормить. Бывали периоды, когда у нас было всего 1 или 2 концерта в год. Мне одному проще: я сел, начал писать, меня здесь как бы нет. Музыкантам сложнее. Было очень тяжело удержать группу вместе: найти слова, чтобы объяснить музыкантам, что есть перспектива. Но постепенно дела у нас поправились.

ОБИЖАЛИ ЛИ ЕГО ХОТЬ РАЗ В ЖИЗНИ ЖУРНАЛИСТЫ?

- А как меня можно обидеть? Я так организован по жизни, что меня особо никто не трогает. Если и были какие-то неточности, ну что тут поделаешь… Как говорил мой наставник и учитель Стас Намин: «Фамилия правильно указана? Имя тоже верно написано? Всё остальное неважно».

ЗАЧЕМ ОН СТАРАЕТСЯ ВСЁ ЗАТУМАНИВАТЬ И УСЛОЖНЯТЬ В ТЕКСТАХ И НАЗВАНИЯХ АЛЬБОМОВ?

- Меня всегда привлекала звукопись. Такое у меня творческое мышление. Мне так видится мир. И я следую этому видению. Мы не сидели и ничего специально не выдумывали. «Подпустить туману» — это все-таки относится больше к другому жанру — поп-музыке, шоу-бизнесу. А так ты прав, в наших песня всё предельно просто.

ЧТО ПРОИСХОДИТ СЕЙЧАС С РОССИЕЙ?

- Если говорить о нашей стране, то, по-моему, мы превращаемся в полуколониальную территорию с квазикапитализмом. Из уникальной страны с плановой экономикой, где происходили процессы, связанные формированием нового человека, мы превратились в заурядную страну третьего мира с огромными природными богатствами. Когда был СССР, мы были интересны всему миру. А сейчас мы никому не интересны. Ежегодно из страны выводятся огромные деньги в оффшорные зоны. А если бы эти средства работали на нашу экономику, мы бы не были такими бедными.

О РАСПАДЕ СССР

- Сейчас наступает переосмысление. Мы за джинсы продали Советский Союз. Но нас никто не спросил. Всё решалось наверху, в том самом Кремле, в котором мы будем играть 27 февраля. Советский Союз был моделью, которая была привлекательна для огромного количества людей во всем мире. А сейчас мы вдобавок ко всему со всеми ещё и перессорились. И нами пугают новорождённых. Советский Союз — это не монолитное образование. В советской эпохе были разные периоды и трагические, и героические. Огромное количество людей во всём мире смотрели на нашу страну с интересом и были с нами солидарны.

О СОВРЕМЕННЫХ РОКЕРАХ

- Слава богу, талантливых людей у нас всегда хватало. А сравнивать нынешних музыкантов с героями 80-х неправильно. Мы жили переменами. Мы их ждали. И даже частично участвовали в демонтаже СССР. Отношение к слову, музыке было другое. Низкий жанр превратился в классический. И это было здорово. Но эта была другая эпоха. Была единая страна, единая ментальность, единые ожидания. Сейчас всё другое. Другие приоритеты и другие смыслы. Сегодня в музыке больше неестественности и просчитанности. Поэтому музыкантами, которые сейчас гремят, я особо не интересуюсь. И потом, я постоянно занят своей работой. Либо это репетиция, либо запись, либо доведение до ума новых песен «Калинова моста», либо моя сольная работа. До меня, конечно, что-то долетает — в основном, когда еду в такси по городу и по дороге слушаю радио. А чтобы специально что-то слушать дома — сейчас такого нет.

О СЕГОДНЯШНЕМ ТВОРЧЕСТВЕ

- Как дойдут руки, запишу альбом. Сначала надо было «Даурию» сделать. До этого мы долго работали над предыдущим альбомом «Сезон овец» — даже клип сняли на одну из песен «Всадники». Некоторые критики упрекали нас в том, что песня получилась, как «Вологда» у «Песняров». Я не против. «Песняры» — одна из моих любимых групп. И сравнение с ними — это как медаль.

КАК ОН ОТМЕЧАЕТ ДНИ РОЖДЕНИЯ И ЧТО ХОТЕЛ БЫ В ПОДАРОК?

- Я ничего не планирую в день рождения. Как будет, так будет. А про подарки мне сложно говорить. Главный подарок — что мне уже немало лет, и группа, которая родилась в провинции, до сих пор существует, и я в ней пою и играю. Нам по-прежнему удаётся совместно решать творческие задачи. Вот это, наверно, самый главный подарок. А всё остальное преходящее.